Карельская республиканская организация Общероссийского
профессионального союза работников государственных учреждений
и общественного обслуживания Российской Федерации
Новость дня
Версия для слабовидящих
Контактная информация

Карельская республиканская организация Общероссийского профессионального союза работников государственных учреждений и общественного обслуживания Российской Федерации

185035, г. Петрозаводск, ул. Дзержинского, 3, (каб. 50)

Телефон

(8142) 77-49-28; 78-42-62

Эл. почта profdrug@onego.ru

 

Рассказ на конкурс: "Курьез из благословенного детства"

6 февраля 2017 г.

Автор - Александр Стрекачев

 Я родился и вырос в большом рабочем поселке на берегу Онежского озера. У мамы нас было четверо сыновей. Отец погиб в 1942 году. Все легло на мамины плечи, а они были крестьянскими, привыкшими к труду. У каждого сына были свои обязанности, а царившая в семье любовь  делала семью дружной и сплоченной.

  Я был младшеньким и обязанности по дому имел маленькие. И я очень любил слушать разговоры наших поселковых мужиков, сидящих на бревнах у причала. Они отрывали от газеты маленький прямоугольник, аккуратно разглаживали, доставали кисет с махоркой, насыпали горку, сворачивали  папироску и прикуривали. И начинался у них разговор.

   Вспоминали войну, не вернувшихся с фронта товарищей. Говорили про дела заводские и сенокосные, про коров, про местную красавицу – продавщицу из магазина Татьяну, про местного горемыку вора-рецидивиста …

   А еще я очень любил слушать сплетни – разговоры бабушек на завалинках, мне было с ними очень интересно, хотя я почти ничего не понимал, но их разговоры меня притягивали.

    Жили мы в большом восьмиквартирном  двухэтажном доме на четыре подъезда, комнаты большие, с высоченными потолками и огромными двухметровыми окнами. На кухне – русская печь, а между комнатами  печь-столбянка. Большая кладовка в коридоре. На дворе огород и коровник. Рядом – река и озеро. Красота!

    А впереди меня ждал тот самый памятный курьезный случай, о котором я сейчас вам поведаю.

      Так как я был любопытным мальчиком, который не только слушал разговоры старших, но и подслушивал с русской печки, оставаясь там незамеченным за занавеской, о чем говорили мамины гости, подруги и соседки. Про красавицу-продавщицу Татьяну я уже упоминал, она жила на другом берегу реки и часто приходила к нам на обед. И вот однажды вместе с ней пришел очень красивый мужчина, в милицейском офицерском кителе, с капитанским погонами,  на ремне у него висел в кобуре пистолет – все это меня восхищало немеряно, и боясь пропустить что-нибудь интересное, я пружиной взлетел на печку и затих.

  А мне было тогда 6 лет и я ходил в детский сад. Мария Николаевна, наша заведующая, была ласковая, всегда разговаривала со мной, обо всем расспрашивала. А я охотно делился с ней обо всем увиденном  и услышанном дома и на улице.

   Прошло какое-то время. Капитан-красавец Павел Николаевич (фронтовик-разведчик, герой Невской Дубровки (о чем я узнал уже взрослым, я с ним дружил) с Татьяной продолжали бывать на обеде у нас дома. И вот однажды тетя Таня меня спросила: «Сашенька, тебя в садике Мария Николаевна о чем-либо спрашивала?  Например, кто к вам в гости ходит, бывает ли продавщица Татьяна? С кем она приходит? О чем они говорят?». И я не задумываясь ответил: «Да! Постоянно спрашивает! И я на все ее вопросы подробно отвечаю и все ей рассказываю, она очень добрая!».

   Тетя Таня призадумалась. Пришла мама. Они о чем-то шепотом говорили. Потом позвали меня. Мама мне сказала, что мои рассказы от Марии Николаевны разлетелись по всему поселку, и в уже искаженном виде превратились в сплетни, и сейчас тетя Таня научит тебя, что нужно будет завтра сказать Марии Николаевне, когда она снова начнет интересоваться тетей Таней с ее кавалером.

  Тетя Таня сказала, что не будет на меня обижаться, если я выучу слова, которые утром в детском саду скажу прямо в глаза Марии Николаевне. Я пообещал, что все сделаю, как она просит. И выучил наизусть большую, мало мне понятную фразу, несколько раз произнес ее вслух… Тетя Таня похвалила.

   Как всегда утром, в раздевалке было столпотворение – и дети, и родители, и воспитатели. Была в раздевалке и Мария Николаевна. Только увидев меня, она подошла ко мне сразу же, и сразу же спросила и про тетю Таню, и про Павла Николаевича. И вот что она от меня услышала:

  «Мария Николаевна! Тетя Таня и Павел Николаевич на обеде кушали свое на честно заработанные деньги, а вы с мужем кушаете ворованные из детского сада продукты!». При этом я старался и говорил громко и очень внятно, глядя Марии Николаевне прямо в глаза! – так, как меня научили. И воцарилась мертвая тишина…

  Мария Николаевна тихо исчезла. Вокруг снова все зашумело и завертелось, хлопали входные двери, кто-то входил, кто-то уходил. А я пошел к своей вешалке, где меня поджидала моя воспитательница Валентина Ивановна. Она мне вдруг сказала: «Сашенька, тебе сегодня не нужно раздеваться. Сейчас тебе придется идти домой, так надо».

   Больше до школы в детский садик не ходил, потому что в тот самый день меня из садика исключили!

Наверх